По горам и степям Хакасии

Отпуск вместе с почти трёхлетним ребёнком, когда родителей тянет походить пешком по диким и интересным местам, — задача, как оказалось, не самая простая. Определиться мы смогли не сразу. Хорошо, когда малыш ещё не умеет ходить — живёт на маме и всё тут. В прошлом году, когда Ваня подбирался к двум годам мы сходили в поход без него, а с ним топтали окрестности. А нынче решили устроить семейный отпуск и покатили в Хакасию. Жить в Казановском заповеднике, в туристическом комплексе, а не в палатках, и при этом ходить по горам и степям, смотреть писаные скалы.

Отпуск в Хакасии

Сколько Ваня будет ходить сам, а сколько его придётся носить, до поездки даже не представляли. Городской опыт последних месяцев вряд ли показатель, а больше никуда мы этим летом пока не выбирались. Так что я припасла шарф, подходящий мужу для рюкзака — Ошу тиисай дзен. На всякий случай кинула в машину ещё один, длинный для многослойных намоток — гостящий у меня Мокошь Оберон. Сразу скажу, Оберон оказался в нашем отпуске совсем не актуален, мотали его всего один раз, и то скорее для галочки. Алекс и в однослойной намотке носит на любые расстояния, а для многослойных большую часть времени было слишком жарко.

А вот с четвёркой колечек мы практически не расставались, шарф работал и за себя, и за того парня. Ваня оказался, в отличие от родителей, совсем не фанатом пеших походов. И своё «надоело, никуда не пойду» выражал понятно и убедительно.

Хакасия Казановский заповедник

Заповедник Казановка в Хакасии

Так что без слинга нам были доступны только короткие прогулки вокруг юрточного комплекса для туристов. А все подъёмы ребёнок преодолевал исключительно на папе.

Утро перед походом

Мест, интересных для посещения, в Казановском заповеднике, как выяснилось, не так уж много. В отличие от кемеровской, к примеру, Томской писаницы, где из одной писаной скалы выжали всё, что могли, и построили вокруг большой музейный комплекс с разными экспозициями, а ещё мини-зоопарком и всякими развлечениями. Тут были собственно писаницы, музей, где можно посмотреть одну юрту, и живописные окрестности. Но для нашей компании, учитывая не самые выдающиеся походные способности малыша и мой восьмой месяц беременности, заповедник оказался именно тем, что надо.

Мы поднимались на гору, которую местные обитатели называют то символом любви, то символом материнства. Но мы не стали устраивать очных ставок и добиваться от них согласия в этом вопросе, просто поднялись по склону, очень подходящему для вечерней прогулки. Несложно, приятно, красиво. Чего ещё хотеть уставшим от долгой автомобильной поездки туристам.

Гора у юрточного комплекса Кюг

После подъёма

Перед спуском

Ещё одно приметное место, где мы побывали — гора Дед, которая так называется благодаря большому скальному клыку на вершине. При некоторой фантазии в каменных выступах и провалах действительно можно увидеть старческое лицо.

Подъем на гору Дед

Гора Дед

Писаницы мы посетили аж дважды, с экскурсией и ещё раз — самостоятельно. Это, кстати, и был тот единственный раз, когда мы мотали Мокошь.

Слинг-шарф Оша тиисай дзен

Слинг-шарф Мокошь Оберон

Ну а кроме Казанского заповедника, у нас были Боярская писаница и берег Енисея, Большой Салбыкский курган и незапланированный тупик на дороге, озеро Тус и так и не найденные нами петроглифы на его берегу, Сундуки и неожиданно ещё одна писаная скала там. Правда, больше нигде, кроме заповедника, мы подолгу пешком не ходили, так что слинговая часть отпуска прошла только там, в остальных местах Ваня справлялся сам. В целом отпуск удался, спасибо ребёнку, который пусть и не очень-то пеший турист, зато отличный слинговый и автомобильный пассажир, так что лишних сложностей не создавал.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.